Рэйдо
Спутник из мира Вальдемар
Глава восьмая.
Верхний лес.
Река так велика, что не видно берегов. Лодка легко скользит по воде, даже вёсла не требуются, течение несёт её само, дальше и дальше, прямо к заветной цели. Только вспомнить эту цель он никак не может. Кажется, надо найти подарок. Для Рябинки? Наверное, ведь больше ему некому дарить подарки.
Над рекой сгущается туман, густой и серый, как осенние тучи, уже не видно реки, только слышно, как вода журчит под днищем лодки. Становится зябко и тревожно, никак не прогнать чувство, что в серой дымке затаился враг. Рука тянется к кинжалу на поясе, но нащупывает лишь пустые ножны. Дымка вокруг чернеет, темнота всё гуще, уже невозможно разглядеть лодку. Он хочет прочесть заклинание ночного зрения, но нужные слова никак не вспоминаются, пальцы делаются непослушными, не давая начертить в воздухе чародейские знаки. Из тумана доносится отчаянный крик:
- Мстислав, где ты?! Мстислав, отзовись!
Такой знакомый голос... Чей он? Воспоминания проносятся в голове легкими, сразу ускользающими облаками. Мстислав понимает, что хочет увидеть зовущего, что это сейчас важнее всего. Хватается за вёсла, чтобы направить лодку к берегу, но они застыли, словно прилипли к бортам. Течение убыстряется, тащит лодку за собой, уносит прочь от голоса, который всё так же выкрикивает его имя.
- Я здесь! - кричит он в отчаянии, - не вижу тебя, покажись!
Яркий золотисто-жёлтый луч рассеивает мглу, туман исчезает, уже можно разглядеть песчаный берег и стоящего у самой воды воина в кольчуге, но без шлема, рыжие волосы рассыпались по плечам. Какими длинными они стали...
- Огнеяра!
- Мстислав! Мстиша! Проснись!
Мстислав открыл глаза, протёр их. Увидел склонившуюся к нему Рябинку. Комнату заливал сероватый предрассветный сумрак.
- Случилось что-то? Чего будишь в такую рань?
Девочка окинула его возмущённым взглядом.
- Ты же вчера обещал съездить со мной в Верхний лес. Луна начала убывать, самое время собрать хладотравицу. Я уже велела оседлать лошадей. Или передумал ехать?
- Всё, вспомнил, - мальчик откинул одеяло, спустил ноги на пол, - прости, сон приснился такой... живой, что не сразу вспомнил, что наяву происходит.
- Страшный?
- Нет. Пожалуй нет. Тревожный скорее. Будто сестра зовёт меня, а я подойти не могу.
- Скучаешь по ней? - вздохнула Рябинка, - а мне даже скучать не по кому, и порой так грустно от этого.
- Зато спишь спокойно, - фыркнул Мстислав, старательно отгоняя грустные мысли, не хватало ещё, чтобы девочка его жалела, - ничего, три года уже прошло, всего два осталось, скоро увидимся с Огнеярой. А тебя я с собой в Железное царство возьму. Родители тебя бросили, так может мои их заменят?
- Я дочь Владыки, других родителей мне не надобно. Пошли лучше, а то не успеем хладотравицу до высокого солнца собрать.
- Идём, - Мстислав встал, потянулся, - жаль все-таки, что сон не досмотрел. Может увидел бы, какой стала сестрёнка.
- Поспеши, не то без тебя уеду, - предупредила Рябинка, выходя за дверь.
Мальчик плеснул в лицо водой из поставленной возле окна кадушки, надел штаны и рубаху, сунул ноги в сапоги из мягкой кожи, облегающие ноги так плотно, что не нужно было обвязывать голенище верёвкой. Побежал следом за подругой, на ходу застегивая пояс. Хоть они и подружилось с Рябинкой как только встретились, девочка не ходила за ним как привязанная, и не старалась подгадать так, чтобы ездить на прогулки или по делу непременно вместе. Поначалу Мстислав удивлялся этой повадке, так отличающей Рябинку от назойливых ребятишек Железного царства, потом перестал - в конце концов, он тоже любит побыть один, и от занятий никто не отвлекает. Заниматься приходилось много - Незваный только казался маленьким и слабым. Слуга Владыки был мастером рукопашного боя, хотя больше уклонялся от ударов, чем наносил их, выжидая, когда противник выдохнется, и уж тогда бил наверняка. Хмурый молчаливый человек по прозвищу Бирюк учил стрелять из лука, метать ножи, лёгкие, с удобной костяной рукояткой, самой ложащейся в ладонь, и верховой езде. Бой на мечах Мстиславу по-прежнему не давался. Стоило сменить деревянный меч на стальной, как руки становились непослушными.
- Брось это, - сказал в конце концов Бирюк, - не твоё. Лучше дольше на стрельбище побудь. Или лошадок поработай.
Лошади в конюшне Царя Подземельного были сродни тем, что стерегли тропу через Пограничный лес - низкорослые, с косматыми ногами, стоячей гривой и настороженным взглядом. Разве что не такие злобные. Их малый рост позволял Мстиславу с Рябинкой без помех садиться в седло, правда управлять приходилось иначе, чем дома - длинные, свисающие почти до земли поводья держали одной рукой, оставляя правую свободной. Чтобы повернуть, нужно было не тянуть за поводья, а крепче прижать шпору к правому или левому боку лошади, нажатия каблука их толстые шкуры не чувствовали. Учиться премудростям верховой езды мальчик и девочка начали одновременно. Сперва наставник менял лошадей на каждом уроке, чтобы ученики привыкали к тому, нрав у всех разный, стало быть, работать нужно по-разному. Через год позволил выбрать тех, что больше по душе. Рябинка выбрала быстроногую непоседу Егозу, Мстислав - спокойную, чтобы не сказать ленивую Змейку решив, что лошадь умеющая стоять смирно, когда всадник рисует в воздухе колдовские знаки куда полезней, чем готовая в любую минуту пуститься вскачь. Сейчас обе кобылы ждали у коновязи. Егоза приветственно заржала, увидев хозяйку, Змейка молча потянулась к мешочку с сушёными яблоками. Мстислав сунул ей кусочек, взял протянутые мальчиком-конюхом шпоры, пристегнул к сапогам. Конюх отвесил глубокий поклон и скрылся в конюшне, не произнеся ни слова. Первое время Мстислав удивлялся тому, что все слуги во дворце Царя Подземельного, дети немногим старше, а то и младше его самого, но потом принял это как должное. Раз справляются со своим делом, неважно, дети или взрослые. А не разговаривают потому что не положено. Мальчик сел в седло, сунул ноги в лёгкие кожаные стремена. Взял левой рукой поводья, проверил, одинаковой ли они длины.
- Готова, Рябинка?
- Готова, - отозвалась девочка, убедившись, что захваченные с собой припасы не выпадут из сёдельной сумки, - поехали.
Мстислав тронул шпорой бок Змейки, та неспешной рысью тронулась с места, направилась к воротам. Миновав их, кобыла насторожила уши, жадно втянула ноздрями воздух, попыталась свернуть направо, к чернеющему вдали лесу, но всадник ткнул её шпорой в правый бок, потянул поводья влево. Бирюк предупредил учеников, что лошадей нельзя подпускать к лесу, где пасутся их сородичи - учуют табун - никакой силой не удержишь. Змейка послушно развернулась к лесу крупом, побежала по дороге, ведущей на мост через мелкую, но быструю реку. Её прозвали Целебной за то, что в неё впадали горячие источники, собравшие в себя целительную силу земных недр. Болели в Царстве Подземельном редко, зато раны и ушибы были делом обычным, а зелья, сваренные на воде, взятой из реки, заживляли их гораздо быстрее сделанных на простой воде.
- Поедем обратно - наберём воды, - крикнула Рябинка, - заварю хладотравицу для нового зелья, я его целую неделю придумывала!
Мстислав только усмехнулся. Не обладающая и крохой волшебной силы девочка часами сидела в библиотеке, листая травники, а потом наугад смешивала отвары трав, ягодные соки, птичьи перья. После чего храбро брызгала получившуюся жидкость себе на ногу, а то и отпивала глоток. Дважды пришлось лечить подругу от отравления, один раз - заживлять ожог, но в ответ на его ругань Рябинка лишь наклонила голову как упрямый бычок.
- Всё равно докажу, что и без колдовства можно обойтись!
- Можно, кто спорит. Половина лечебных зелий готовятся только на травах, без прочитанных над ними заклинаний.
- Верно. Но на травах не только зелья варят. Ещё краски к примеру. Самые красивые - из заговорённых зелий, а я хочу, чтобы получалось без ворожбы.
- Да пожалуйста. Только не пей их больше, я лучше на ком-нибудь другом буду учиться лечить.
Рябинка вздохнула как ребёнок, расстающийся с любимой игрушкой, но обещание дала.
Дорога свернула в поросшие лесом холмы. Верхний лес, в отличие от Пограничного, не казался угрюмым и неприветливым. Деревья здесь не жались друг к другу, превращаясь в непролазную чащу, а росли редко, давая место кустам и травам. Ветви не сплетались над тропами подобно ловчей сети, даже торчащие из земли корни было легко заметить и обойти заранее. От леса веяло волшбой, не похожей на ту, что ощущалась во дворце, сильной, но не доказывающей своё превосходство, а бескорыстно оберегающей. Рябинка её не ощущала, а вот Мстислав напротив, лишь здесь забывал об успевшем стать вечно страхе потерпеть неудачу в колдовской науке и разочаровать Владыку, как разочаровал наставника по мечному бою. Сквозь шелест листвы донёсся волчий вой. Мстислав улыбнулся, остановил кобылу.
- Рябинка, стая идёт.
Девочка грустно вздохнула.
- Ты же знаешь - не чародеи их не видят. Лучше поеду вперёд, чтобы время не терять, а ты догоняй.
Пришпорила Егозу, та в два скачка скрылась за деревьями. Змейка дёрнулась было следом, но всадник удержал её. Вой стих - призрачные волки заметили, что их ждут. Из лесной чащи выполз молочно-белый туман, окружил Мстислава, потом загустел, превращаясь в десяток белоснежных зверей. Лошадь недовольно прижала уши, подозрительно принюхиваясь к лесному воздуху, но с места не тронулась, Мстислав так и не смог понять - то ли звери не видят призрачных волков, то ли чувствуют, что от них нет угрозы. Вожак подошёл к Мстиславу, ткнулся носом в его сапог.
- Здравствуй, - мальчик провёл рукой над загривком зверя - касаться призрака всё равно что в прорубь в лютый мороз окунуться, но чародейские книги утверждали, будто бы человеческое тепло бестелесным существам приятно, - не покажешь ли, где лучше всего собрать хладотравицу?
Волк качнул хвостом, развернулся на задних лапах, пробежал пару шагов в сторону, куда ускакала Рябинка, обернулся, поглядел на Мстислава серебряными точками глаз.
- Беги, я следом. Пошла, Змейка, пошла!
Они быстро нагнали Рябинку с Егозой, Мстислав махнул подруге, чтобы следовала за ним, направил лошадь вслед за скользящим впереди туманом, в который волки обратились, как только лошади помчались вскачь. Стая словно понимала, что всадникам трудно ехать по лесной чаще, держалась тропинки. Возле почерневшей от старости берёзы туман снова принял очертания волков. Мстислав заметил серебрящуюся среди лесной подстилки полосу, змеящуюся меж деревьев. Рябинка захлопала в ладоши.
- Вижу, вот она! Как много-то... Только лошадям дальше не пройти.
- Иди за хладотравицей, а я постерегу, - предложил мальчик, - только далеко не отходи, мало ли что.
- Зачем далеко, когда её и тут хватает. Не волнуйся, я быстро, - девочка шустро соскочила на землю, отцепила от седла мешочек и серп - хоть хладотравица на вид не отличалась от обычной травы, сорвать её голыми руками было невозможно, прочный стебель не поддавался и обжигал кожу холодом. Пока Рябинка срезала траву, Мстислав смотрел на призрачную стаю, наверное, в сотый раз за последний год гадая, кто они и откуда взялись. Известно, что люди становятся призраками, если перед смертью их проклинает очень сильный чародей - далеко не каждый колдун может запретить душе уйти в Царство Поднебесное. Порой сами волшебники, не желая смириться с окончанием земного пути, оставляли своего рода слепок души, который мог существовать многие годы, подпитываясь людским страданием, но они могут обитать только на кладбищах. Душа зверя не способна своей волей стать призраком, значит волки, скорей всего сотворены колдовством - таких стражей создают для защиты мест, где хранятся предметы, наделённые волшебной силой, эта же сила и питает стражей. Но Мстислав точно знал - в Верхнем лесу ничего такого не хранится. В Царстве Подземельном немного пряталось за семью замками. К тому же заклинание, создающее стража, требовало большой силы, на десятерых волков точно не хватило бы. Они казались скорей хранителями леса, чем стражами сокровищ. Царь Подземельный на вопрос ученика о призрачной стае ответил с улыбкой, что знание, найденное самим, в памяти остаётся навсегда, а сказанное чужими устами через день забывается. Верно, конечно, только найти правильный ответ самому пока не удалось.
Вернулась Рябинка, довольная, с туго набитым "добычей" мешочком.
- Скажи своим волками спасибо, без них я бы в жизни это место не нашла. Давай теперь съездим на нашу полянку, позавтракаем, и ещё по лесу покатаемся, пока время есть.
- Погоди, - Мстислав заметил, что волки, до сих пор бесцельно бродившие поблизости, собрались вместе, и тревожно оглядываются по сторонам, прислушиваясь к чему-то, - похоже, стаю что-то беспокоит.
Вожак подскочил к мальчику, переступил с лапы на лапу. На призрачной морде ясно обозначилось просящее выражение.
- Беда случилась? Мы можем помочь? Если можем - показывайте дорогу!
Зверь радостно подпрыгнул, коротко взвыл, подзывая остальных. Мстислав вскочил в седло.
- Останься тут, Рябинка.
- Вот ещё, я с тобой! - девочка погладила рукоять притороченного к седлу меча, - вдвоём легче справиться.
- Ладно, поехали, - Мстислав повернул Змейку за летящим серебристым туманом, пригнулся к самой шее, чтобы не задеть головой ветки, вонзил шпоры в кобыльи бока.
Они проскакали примерно с полверсты, когда из лесной чащи донёсся звериный рёв. Мстислав придержал Змейку, давая Рябинке поравняться с ними.
- Я понял, - крикнул он подруге, - вчера я в этом месте капкан заговорённый поставил, в который добыча без приманки идёт. Сработал! Медведь попался, не иначе, ишь как рычит!
Девочка смерила его возмущённым взглядом.
- Тоже мне доблесть - в ловушку поймать, да ещё колдовскую! Настоящий охотник со зверем в открытую борется. Выпуская теперь свою добычу, нечего зазря мучить! Можно подумать, тебе в холода надеть нечего...
- Да выпущу, не сердись. Только подъедем поближе.
Снова послышался рёв, переходящий в жалобный вой, лошади испуганно попятились. Мстислав спешился, привязал поводья к стволу ближайшего дерева.
- Постереги лошадок, а я пойду выпущу зверя.
- Ещё чего! - девочка решительно соскочила с седла, взяла мешочек с хладотравицей - он наверняка ранен, надо подлечить.
- С ума сошла?! Разорвёт тебя в клочья вместо благодарности, я и помочь не успею! Да и не ранен он, я капкан без зубьев ставил, чтобы шкуру не попортить.
- Не разорвёт, звери чуют, когда им зла не желаешь. А капкан без зубьев может ещё сильнее лапу повредить - кожу не порвёт, а кость раздробит. Пойдём уже, дольше спорить будем.
И побежала туда, откуда слышался вой. Мстиславу оставалось только последовать за ней, призрачная стая туманом стелилась рядом. Лес немного поредел, деревья сменились зарослями орешника, сквозь мешанину веток уже можно было разглядеть крупного, с молодого бычка, зверя, мечущегося из стороны в сторону в напрасной попытке выдернуть лапу из колдовской ловушки. Мстислав взял Рябинку за руку.
- Не вздумай сразу к нему соваться. Сперва я обездвиживающие чары наложу. Правда, они только с пяти шагов действуют. Подойдём поближе, только не шуми.
Они прошли несколько шагов на цыпочках, боясь лишний раз вздохнуть. Но зверь видимо почуял их - вдруг замер, медленно повернулся к детям. Вой стих, сменившись жалобным поскуливанием.
- Правда медведь, - прошептала Рябинка, - только не бурый, а горный, я про них в книге о заморских странах читала. Меньше бурого, морда острая, шерсть чёрная, с белым ожерелком на груди. Как же он сюда попал?
Зверь опять заскулил, протягивая пострадавшую лапу. Призрачные волки обступили его полукольцом, вожак коротко взвыл, Мстиславу почудилась просьба поторопиться. Впрочем, Рябинка уже всё решила и без подсказок стаи.
- Мстиша, размыкай капкан. Видишь - никто не собирается на нас нападать.
Мальчик поднял правую руку, сложил пальцы так, словно держал в них невидимый ключ. Повернул запястье, как будто отмыкал замок. Капкан щёлкнул, разжимая стальные челюсти, медведь выдернул лапу, поднёс к морде и начал облизывать.
- Бедняга. Потерпи, сейчас я тебе помогу, - прежде чем Мстислав успел что-то сказать, Рябинка подошла к зверю, крепко сжимая в пальцах стебель целебной травы. Выступивший сок стёк на распухшую лапу. Медведь слегка вздрогнул, но не шевельнулся, не издал ни звука. А потом лизнул девочку в лицо.
- Ой, щекотно, - рассмеялась та, осторожно погладила зверя по загривку, - жаль повязку нельзя наложить, ты ведь её сразу сдерёшь. Беги теперь домой, да смотри не попадайся больше в западни. Пойдём, Мстислав, позавтракаем наконец.
- Пошли отсюда, пока нами не позавтракали, - проворчал мальчик, потянул подругу за собой.
Медведь же, вместо того, чтобы убежать, медленно пошёл за ними, держась позади шагах в трёх.
- Надо же, какой умный! - восхитилась Рябинка, - хочет остаться с нами. Мстиша, может возьмём медведя в замок? Я его буду кормить, причёсывать, играть с ним.
- Ещё чего! Нас с тобой он пока не трогает, а вдруг решит кем-то из слуг полакомиться? Или лошадь задерёт? Мой отец всегда говорил, что дикий зверь не игрушка человеку, и жить должен в лесу, а не в доме, - повернулся к медведю, махнул на него рукой, - уходи, нельзя тебе с нами!
Зверь заскулил ещё жалобнее, чем когда лапа его была зажата в капкане, взгляд сделался умоляющим.
- Он тебя понял, - ахнула девочка, - просит не прогонять...
- Вздор, даже пёс не понимает человеческую речь. О, я понял – ему, наверное, волки "сказали", что мы его брать с собой не хотим. То есть не можем. Погоди, Рябинка, не дуй губы. Я кое-что придумал. Эй, вожак, скажи медведю, чтобы не шёл за нами в замок. Лучше пусть остаётся в лесу, а мы будем к нему приезжать. Сможете звать его к нам?
Волк растянул пасть в подобие улыбки, кивнул. Медведь развернулся и потрусил в чащу, переваливаясь с боку на бок. На пострадавшую лапу он уже наступал гораздо уверенней. Рябинка обняла друга, поцеловала в щёку.
- Спасибо, Мстиша. До свиданья, Черныш! Жди нас в гости!
Мстислав смущённо отвернулся, осторожно высвободился из объятий. Девчонка, что с неё взять. И всё-таки интересно, кто они такие, призрачные волки? Надо будет посмотреть в книгах на самых верхних полках библиотеки. Сегодня же попросить разрешения у Владыки.