Рэйдо
Спутник из мира Вальдемар
Глава двенадцатая.
Не последняя битва.

Ярослав первым почувствовал погоню, ощутив, как задрожала земля под копытами. Заржал, тряхнул гривой, давая знак сестре.
- Слышу, - отозвалась Зоряна, нагнувшись к самому уху жеребца, - чувствую волшебную силу, похожую на мою, но всё же чужую. Думаешь это Мстислав?
Брат помедлил, с силой втянул ноздрями воздух. Кивнул.
- Хуже нет, схлестнуться в бою с родной кровью, - вздохнула чародейка, - но всё же скачи потише. Глядишь, следом за собой вытянем его на землю, а там мальчик и сам почувствует, что наверху солнце теплей и добрей.
Увидев похитителя, Мстислав подхлестнул Змейку поводьями. До чужака шагов двести, хватит, чтобы достать заклятием. Надавил шпорами под живот кобылы, заставляя опустить голову, чтобы не попала случайно под колдовство. Прошептал обманное заклинание, резко вытянул руку ладонью вперёд. Перед всадником словно из-под земли возникла высокая стена. К удивлению Мстислава, жеребец легко проскочил сквозь морок, хотя мальчик не раз применял его, чтобы остановить сбежавшую из конюшни лошадь. Должно быть этот обучен как-то по-особому. Или всадник заметил заклятие, предназначенное только для глаз зверей. На такое способны лишь сильные чародеи. Что ж, придётся действовать жёстче. С кончиков пальцев сорвалась белая искорка.
Ярослав мгновенно узнал заклинание, сперва замедляющее движение живого существа, а потом обездвиживающего на нужный срок. Именно такие чары много лет назад помешали их побегу с царевной Горлицей из кощеева замка. Он метнулся в сторону, хоть и знал, что это не спасёт. Рябинка вскрикнула, крепче вцепилась в пояс Зоряны. Та покрутила запястьем, сотворяя чары, разрушающие чужое волшебство.
- Не бойся, девочка, с этим я справлюсь. Тот, кто гонится за нами, не может быть сильнее меня, слишком молод.
Дуновение колдовского ветра пригнуло траву к земле, невидимые путы, уже начинавшие стягивать ноги Ярослава, пропали.
- За нами гонятся? Но кто?
- Прости, объясню наверху. Прибавь, Яр, прибавь!

Увидев, как легко чужак разделался с Обездвиживанием, Мстислав почувствовал, как в груди вспыхнула злость. Пришелец смеет издеваться над ним, учеником самого Царя Подземельного!
- Не уйдёшь, - прошипел он себе под нос, - погоди, сейчас я тебе покажу! Давно хотел попробовать…
Позволил злобе разрастись посильнее, потом представил, как её жгучий комок перемещается из груди в правую руку. Призрачная стена не остановила врага, но настоящий огонь точно остановит. А если «привязать» заклятие к себе, развеять чары никто кроме него самого не сможет.
- Гори!
Огненный шар вылетел из ладони, оставив ощущение, что к ней поднесли раскалённый докрасна металл, упал к корням старой сосны. Огромный, до вершины самых больших деревьев костёр, шириной в сто шагов преградил чужаку дорогу. Буланый жеребец остановился, попятился. Мстислав торжествующе улыбнулся.
- То-то. А ну вперёд, Змейка, поймаем его!
Кобыла резво промчалась шагов сто, потом всхрапнула, перешла с галопа в рысь, тревожно раздувая ноздри. Костёр выбросил в небо сноп искр, пламя охватило ближайшие деревья, повалил дым. Змейка истошно взвизгнула, присела на задние ноги. Мстислав сильней вдавил в её бок правую шпору, приподняв руку с зажатыми в ней поводьями, потянул их влево, заставляя лошадь развернуться крупом к огню. Но усилившийся треск пламени за спиной подсказал, что деревья продолжают вспыхивать одно за другим. Перестав видеть пожар, кобыла как будто успокоилась, но мальчик понимал ,что это ненадолго. Он быстро соскочил на землю, снял седло, сдёрнул уздечку. Без всадника Змейка скорей сможет спастись, а он обязан остаться, и усмирить заклятье, так усилившееся из-за влитой в него злости. К счастью, лошадка оказалась понятливой и сразу поскакала в сторону озера. Мстислав же со всех ног побежал к всаднику – чем ближе он будет к месту, куда направил колдовской удар, тем лучше. Может чужак его и не заметит.
Когда Ярослав остановился перед возникшим на пути огнём, Зоряна придержала Рябинку свободной рукой, опасаясь, что девочка от страха спрыгнет и кинется бежать.
- Сиди смирно. Я справлюсь и с этим, но будет дольше, чем в прошлый раз.
- Хорошо, - голос её всё же слегка дрогнул, - я знаю, что нельзя разговаривать, когда кто-то колдует, можно нарушить заклинание.
Чародейка зачерпнула ладонью воздух, оценивая силу чар. Медведь прижался к ногам жеребца, призрачная стая окружила всех четверых, не давая разгорающемуся пламени добраться до путников.
- Плохо дело, - шепнула Зоряна на ухо брату, - заклятие завязано на колдуна, его сотворившего, снять нельзя - силён оказался племянник, да не слишком умён, колдовство не любит злости. Вот-вот весь лес загорится. Попытаюсь наложить на нас и Рябинку защитные чары, но придётся всю мою колдовскую силу затратить. Как закончу щит - скачи что есть силы к пустоши, там гореть нечему. Медведя придётся оставить, да и Мстислава, если за нами не угонится. Подумай пока, как сможешь открыть ворота из Царства.
Ярослав только зубами заскрипел. Он знал, что чародей может погибнуть, если отдаст слишком много волшебной силы. А что её понадобится много, сомневаться не приходилось. Как помочь сестре? Поделиться собственной силой может либо волшебник, использующий ту же основу, либо владеющий всеми тремя. В отчаянии конь взглянул на серое небо Царства Подземельного. Их родная земля, если задуматься, не так уж далеко. Скорее высоко. Он представил как наяву Железные горы, снежные шапки на вершинах, по весне превращающиеся в быстрые реки, табуны на пастбищах. Вспомнил запах молодой травы, недавно пробившейся сквозь прелую листву, оставшуюся с осени. "Если бы можно было оказаться там всем вместе, - подумалось ему, - вот уж где слияние трёх основ разом. Основы. Земля - тело мира, Вода - кровь, Воздух - жизнь. Но ведь эти основы есть и в любом теле! Сила трёх основ - внутри чародея, потому и нельзя научить другого распоряжаться ими!" Горечь и страх пропали, теперь он знал, что делать. Однажды Ярославу удалось сменить звериный облик, не возвращаясь перед этим в человеческий, только бы успеть прежде, чем Зоряна закончит сотворение защиты.
Обретённая новым знанием сила, повинуясь мысленному приказу, растеклась по телу вместе с кровью, питая и изменяя каждую частицу. Туловище увеличилось, конская шерсть обернулась перьями, неуязвимыми для огня. Орёл-планетник, обитатель высокогорных вершин и Поднебесных Чертогов взмахнул крыльями, ухватил медведя клювом за складку на шкуре, усадил себе на спину. Волшебное седло к счастью уцелело - подпруга изменила длину, по-прежнему плотно охватывая тело Ярослава, всадниц лишь слегка качнуло при превращении. Зоряна умолкла на полуслове, Рябинка завизжала от восторга.
Мстислав был уже близко. Он узнал во всаднице родную тётку, понял, что конь, с лёгкостью проскочивший сквозь морок - его отец. Догадался по движениям рук чародейки, что она плетёт защиту от колдовского пламени. Припустил со всех ног, хотел крикнуть в голос. Что угодно, лишь бы перебить заклятие - он знал, что в Царстве Подземельном любая защита требует жизненную силу, и берёт её намного больше волшебной, убивая колдуна. И застыл в изумлении, когда конь превратился в планетника. Такое не под силу даже его наставнику. Орёл взмахнул крыльями, взлетел к верхушкам деревьев, развернулся, заметил Мстислава. Миг, и птичьи лапы сомкнулись вокруг его пояса, мальчик ощутил, как отрывается от земли. Планетник поднялся над лесом, полетел к пустоши, за которой заканчивались владения Царя Подземельного.
С высоты полёта лес был виден как на ладони, но Мстислава это зрелище не обрадовало - пламя охватывало всё больше и больше деревьев, смолистые сосны рассыпались пеплом, падали замертво обожжённые на лету птицы, надышавшиеся дымом звери. Лисы, зайцы, белки, косули мчались прочь от пожара бок о бок, не до охоты при такой беде. Табун диких лошадей, бывшие стражи границы, переплыл на остров посреди озера, Мстиславу почудилось, что он разглядел среди кобыл Змейку. У мальчика сжалось сердце.
- Царица Земная, что я натворил? - прошептал он, - я не хотел так... Не хотел!
Лес кончился, планетник спустился к самой земле, осторожно поставил Мстислава на ноги, приземлился рядом, вытянул крыло, давая седокам по нему спуститься на землю. Вернулся в человеческий облик, Зоряна подобрала упавшее седло, превратила в сумку. Рябинка покачнулась, оперлась на холку медведя, тот облизал ей лицо. Мстислав бросил на них короткий взгляд, убедился, что подруга цела, хоть и бледна, вытер слезы с лица, повернулся к отцу.
- Помоги мне. Я не смогу унять огонь только своими силами, его слишком много.
- Помогу, - кивнул Ярослав, становясь за спиной сына, - если понадобится. Сделаешь всё правильно - хватит и твоей силы.
- Огня так много...
- Неважно, - Ярослав положил руку на плечо мальчика, - если погасить основной очаг, пламя потухнет везде. Главное унять злость, вложенную в заклинание, заменить раскаянием, желанием помочь. Если не получится - не хватит сил и десятка чародеев. Но ты сумеешь, я верю.
Мстислав сложил ладони лодочкой, приложил к губам. Представил место, куда упал огненный шар, вспомнил боль, пронзившую грудь при виде горящих деревьев. Слух мальчика обострился - он слышал ровное дыхание отца, мерный стук его сердца. "Он сказал, что верит в меня. Я не могу его разочаровывать". Выдохнул заклятье в сложенные руки, поднял их над головой. Водянисто-прозрачная птица полетела в чащу, накрыла крыльями колдовской шар. Пламя тотчас замерло на месте.
- Отец... Я хочу не просто развеять чары, а изменить их так, чтобы восстановить разрушенное. Это возможно?
- Сгоревшее дотла не восстановить, тут бессильна даже живая вода. Но можно спасти то, что только повреждено. Если возьмёмся за дело вместе.
- Согласен, - Мстислав прочёл заклятие исцеления, крепче сжал отцовскую руку.
Объединенная сила облаком рванулась в небо, пролилась дождём на пожарище. Вода смыла с деревьев пепел и обгоревшую кору, сквозь золу проклюнулись крохотные зелёные ростки. Мстислав вытер пот со лба, улыбнулся.
- Получилось. А я даже не знал, что такое возможно...
Рябинка подбежала к приятелю, обняла, поцеловала в щёку.
- Какой ты молодец, Мстиша. Поехали вместе на землю, мне Зоряна обещала волшебного коня, может и для тебя такой найдётся?
- Наверх? - мальчик, только что доверчиво прижимавшийся к отцу, отскочил как ужаленный, - ты хотел украсть её?! Увезти от меня?!
- Я не вещь, чтобы меня красть, - обиделась Рябинка, - я сама согласилась. Это ведь ненадолго, к вечеру вернёмся.
- Слушай их больше! - отмахнулся Мстислав, - мы для них слишком малы, чтобы с нами считаться.
- Но волки им тоже поверили, и Черныш. Пусть я не вижу стаю, но зверю доверять можно, ты сам говорил.
Мстислав взглянул на вожака, стоявшего сейчас рядом с Зоряной. В серебристых глазах волка ему почудилась мольба. Если бы только понять, о чём... Он зажмурился, глубоко вздохнул, памятуя о разожжённом злостью пожаре, спросил уже спокойно.
- Зачем вы спустились в Царство Подземельное?
- Клянусь, что не за тобой. Я не раз говорил, что не лишу тебя права выбирать самому, каким путём идти. Сейчас я мог бы увезти тебя силой - пролитые тобой слёзы сострадания разорвали наш уговор с Царём Подземельным. Но делать этого не стану. Людей, которых любишь, нельзя удерживать силой, даже если кажется, что это для их же блага.
- А причём тут Рябинка?
- Мстислав, мы не собирались увозить её насовсем, - произнесла Зоряна, - в семье этой девочки случилась беда, с которой нельзя разобраться без решения Рябинки. Потому мы и уговорили её подняться с нами на землю. Но обещание насчёт коня было правдой.
- В моей семье? - удивилась Рябинка, - они же сами отказались от меня, отдали Владыке. С чего же мне помогать им?
- Родители не отказывались от тебя, поверь, - чародейка взглянула в глаза девочке, - они знать не знали, что одна женщина заключила сделку с Царём Подземельным, и пообещала в уплату тебя, сама того не понимая. Она раскаялась в своём поступке, но чтобы снять проклятие с семьи нужно твоё возвращение домой. Или добровольное решение остаться здесь. Но будет лучше принять его, сначала выбрав, где тебе будет лучше.
- Не знали раньше? - фыркнул Мстислав, - Рябинка была не совсем младенцем, когда стала приёмной дочкой Владыки, неужели родители не заметили, что у них ребёнок пропал?
- Конечно заметили. Отец даже спустился под землю, чтобы отыскать её. И отыскал, - Ярослав подошёл к медведю, положил руку на его холку, - вот он - князь Всемил. Живому человеку не войти просто так в Царство Подземельное, а превращённому зельем в зверя можно пробраться. Только искать пришлось долго, верно?
Черныш закивал, лизнул Рябинке руку.
- Ты искал меня? Всё это время искал? Правда? Ох, Черныш, - Рябинка уткнулась лицом в мохнатую шкуру.
- Идёмте домой, дети, - попросил Ярослав, - Мстиславу я не стану запрещать вернуться сюда, и твоих родных, Рябинка, постараюсь убедить. Только подышите прогретым солнцем воздухом, прежде чем выбрать окончательно.
Дрогнула земля, налетел порыв холодного ветра. На границе леса и каменной пустоши появился Незваный.
- Вижу, ты нашёл нарушителя, царевич. Владыка забеспокоился, не увидев тебя за всплесками силы. Вот уж не ждали, царь Ярослав, что ты явишься сюда непрошеным гостем. А ты, Рябинка, неужто в самом деле собираешься покинуть того, кто вырастил тебя как родную дочь?
Медведь зарычал, девочка крепче прижалась к нему.
- Если я правда приёмная дочь, а не пленница, то никто не может мне запретить покинуть Царство Подземельное! Поднимусь наверх, повидаю родных, а потом вернусь, если захочу.
- И я ухожу, - решительно произнёс Мстислав, - не хочу иметь дело с тем, кто берёт людей как плату, да ещё обманом.
- Видно ты забыл слово, данное тобой, - прищурился Незваный, - пять лет ты должен оставаться в Царстве Подземельном. Осталось ещё два года. Вспомни, чему научился здесь, сколько всего узнал. Узнаешь ещё больше, то, что никогда не будет доступно людям волшебникам.
Мальчик улыбнулся, встал рядом с Ярославом.
- При первой нашей встрече Владыка сказал, что мой отец сильный чародей. Сегодня я понял, что он не ошибся. Только великий волшебник может сменить один звериный облик на другой. А чтобы кто-то превратился в планетника, такого я вообще не слышал. Я отказываюсь учиться дальше у Царя Подземельного.
- Опомнись! Если откажешься от его науки, забудешь всё, что узнал здесь о волшебстве. А вот власть над твоей душой Владыка сохранит, и если пожелает - превратит тебя в ещё одного безмолвного слугу, ты видел их во дворце.
Мстислав побледнел, покачнулся.
- Не слушай его, - Зоряна одарила слугу презрительной усмешкой, - люди каждый день борются с Царём Подземельным в своей душе. Твоя борьба будет труднее, но выйти из неё победителем тебе под силу. Сегодня ты одержал победу над ним, когда не позволил своей злости спалить лес. Это была не последняя битва, но и последующие ты сможешь выиграть. Всё решает воля. Твоя воля.
- Я отказываюсь от науки Царя Подземельного, - повторил Мстислав.
Тотчас ударил гром, ослепляюще ярко сверкнула молния. Земля ушла из-под ног Мстислава, голова закружилась. "Кажется это конец, - подумал он, проваливаясь в темноту беспамятства - пусть, лишь бы остальных не тронул".