Рэйдо
Спутник из мира Вальдемар
Во время моего разговора с Люси произошло ещё несколько событий. Альфред Рид отменил свою помолвку. Сказал, что все были правы, что теперь он прозрел. Вид же у него по-прежнему потерянный. Отец Эмрис внезапно ослеп, и теперь может передвигаться только с помощью трости, ощупывая дорогу. Но главное - Джон Аскгласс, Король-Ворон, действительно вернулся. Им оказался тот самый молодой американец. Впрочем вряд ли можно назвать молодым человека, которому больше четырёхсот лет. Он стоит перед нами, высокий, статный, одет по моде Средневековья, к поясу пристёгнут меч без ножен.
- Если у вас есть вопросы ко мне, я готов их выслушать, - произносит Король.
Вопросы находятся у многих. Оказалось, что многие из присутствующих в Старкроссе несут родовое проклятие. Например слепота отца Эмриса - следствие того, что кто-то из его предков не откликнулся на зов Короля-Ворона, когда тот шёл в поход против адских сил. А аптекарь мистер Хортон много ночей не видит сны и потому не может толком выспаться по той же причине. Кое-кто пожаловался на проделки фейри. Король велел изложить все жалобы в письменном виде, и передать их матери Матильды. Не смотря на всё королевское величие он всё же явно чувствует себя не в своей тарелке. Неудивительно, ведь он четыреста лет не был в Англии. На лице мистера Ньютона написано недоверие и разочарование.
- Тоже мне, король, - негромко произносит он, - хочу - ухожу, хочу прихожу... Даже не понимает, что наступил девятнадцатый век, и многое не будет прежним уже никогда. Застрял в Средних веках. Определённо, изучать легенду было куда интересней.
Моё сердце готово выпрыгнуть из груди. Я не решилась подойти к Королю сразу, догнала в саду, когда нас уже не могли услышать другие.
- Ваше Величество! Не сочтите меня слишком дерзкой, но могу ли я спросить не о себе, а о другом человеке?
- Конечно, спрашивайте,- кивает Джон Аскгласс.
- У меня нет в мыслях клеветать на фейри, но... Но я подозреваю, что мой жених был обманом завлечён в волшебную страну.
- Такое возможно, они порой похищают людей. Полагаю, ваш жених умел танцевать?
- Да. Он был очень красивым, храбрым. Конечно, я сужу пристрастно, ведь любимый человек всегда самый красивый, самый лучший. До сих пор я думала, что Джереми погиб на войне, но потом получила письмо где говорилось, что его видели живым, и в компании юной леди, с которой они скакали ночью по лугу на неосёдланных лошадях. Но Джереми не мог так поступить, я знаю... Хотя допускаю, что он мог влюбиться в эльфийку... Но даже тогда он бы не стал обманывать меня, я уверена.
Король внимательно смотрит на меня.
- Скажите - вы предпочли бы, чтобы он погиб на войне или влюбился в эльфийку.
Я почти ждала этого вопроса, но отвечать на него всё равно было трудно.
- Я бы предпочла, чтобы он был жив, пусть даже счастлив при этом с другой.
- Истинная любовь многое прощает.
- Да. Если только это действительно любовь, а не любовные чары.
- Я услышал вашу просьбу, и разузнаю о вашем женихе.
- Благодарю вас, Ваше Величество.
Я со всех ног мчусь к дому, окрылённая надеждой. Пусть другие рассуждают о том, достоин ли Король-Ворон править Северной Англией, а для меня он уже благороднейший из людей. После Джереми разумеется.